605
  Нумизматика, бонистика, фалеристика, аукцион - простые и честные правила. Интернет-магазин для коллекционеров.  

Некоторые соображения о золотом рубле 1762 года

Статьи и публикации

Рубль 1762 года с портретом императрицы Екатерины II, отчеканенный в золоте комплектом штемпелей серебряного рубля, впервые был описан СИ. де Шодуаром в его каталоге 1836 года. Шодуар считал, что эта монета аналогична золотым "крестильным рублям" Петра I, которыми царь будто бы одаривал своих крестников, хотя в действительности это были не монеты, а золотые воинские награды. В каталоге Ф.Ф. Шуберта 1857 года описание золотого рубля сопровождается следующими сведениями: "Эти монеты, исключительно редкие, распределялись среди гвардейских офицеров в память о вступлении на престол (Екатерины П. - В.У.) и сопровождались маленькими билетами, из которых несколько я видел. Следует отметить, что этот рубль не фигурирует среди серебряных рублей; это заставляет предположить, что штемпели для этой монеты были спешно изготовлены, а потом уничтожены". Эти сведения из каталога Шуберта были полностью воспроизведены (на французском языке) в Корпусе русских монет вел. кн. Георгия Михайловича, но с примечанием: "Несмотря на все старания, нам не удалось найти никаких документальных сведений по этому вопросу". Приведенная выше версия Шуберта была принята без каких-либо комментариев в ряде вышедших позднее каталогов: Г.М. Северина, В.В. Узденикова и некоторых других. Во всех без исключения каталогах, в том числе и в каталоге А.А. Ильина и И.И. Толстого, золотой рубль 1762 года считается подлинным, а его гуртовое оформление везде показано только одного вида - с наклоном шнуровидной насечки слева вверх направо, то есть стандартное оформление гурта подавляющего большинства банковых монет Екатерины П, Наиболее полно золотой рубль 1762 года рассмотрен (в качестве подлинника и с принятием основных положений версии Шуберта) в монографии Р. Зандера "Серебряные рубли и ефимки Романовской России". В этой работе Зандер обращает внимание на существование трех серебряных новодельных рублей, датированных 1762 годом - и имеющих непосредственное отношение к золотому рублю: - отчеканенного с использованием штемпеля реверса золотого рубля и с портретом Петра Ш на аверсе; - отчеканенного с использованием штемпеля аверса золотого рубля; - отчеканенного полным комплектом штемпелей золотого рубля. В отношении новодела, отчеканенного с использованием штемпеля аверса золотого рубля, Зандер отмечает, что штемпель его реверса помечен знаком Алексея Шнезе ("АШ"), который был назначен на должность минцмейстера серебряного передела Петербургского монетного двора лишь в 1766 году, а потому указанный новодел не мог быть отчеканен раньше этого года. Зандер совершенно справедливо указывает на ошибочность предположения Шуберта, будто бы штемпели золотого рубля после изготовления требуемого количества этих монет были сразу же уничтожены. Наконец, Зандер считает, что созданием такой необычной монеты, как золотой рубль 1762 года, Екатерина II, немка по рождению, продемонстрировала свое уважение к уникальной русской традиции - использованию российскими правителями золотых монет в качестве почетных наград.

Видимо, учитывая такую необычную роль золотого рубля 1762 года, Зандер не возражает против предположения Шуберта о том, что изготовленные в спешном порядке совершенно особые штемпели предназначались исключительно для чеканки этой "наградной" монеты. И такое предположение, действительно, представляется вполне вероятным, поскольку не известно ни одного подлинного серебряного рубля, отчеканенного с использованием этих штемпелей. Чем же штемпели золотого рубля 1762 года отличаются от штемпелей всех серийных рублей Екатерины II как 1762, тах и последующих годов? Р. Зандер указывает на следующие отличия штемпеля аверса этой монеты от серийных штемпелей: знак гравера Тимофея Иванова ("TI") размещен между точками, которые на серийных штемпелях 1762 года отсутствуют, но имеются на большинстве штемпелей последующих годов ; интервалы между словами круговой надписи и ее пунктуация отличаются от таковых на серийных штемпелях; расстояние от обозначения Петербургского монетного двора ("СПБ") до обреза одежды на портрете (рис. 10) больше, чей на серийных штемпелях; по сравнению с серийными штемпелями моделировка и рельеф портрета императрицы несколько ("едва уловимо") изящнее. Добавим к этому, что отличие портрета на золотом рубле от портретов на всех серебряных рублях 1762-1765 годов наиболее просто определяется по форме оконечности верхней ленты банта в волосах императрицы (рис. 11). Наконец, штемпель аверса золотого рубля имеет еще одну отличительную особенность: в круговой надписи слева от римской цифры "II" просматривается след от неудачно начатой (слишком близко к слову "ЕКАТЕРИНА") гравировки левой мачты этой цифры (рис.12). В отношении штемпеля реверса золотого рубля Зандер обращает внимание на его отличие от серийных штемпелей в компоновке и пунктуации круговой надписи, а также в том, что знак минцмейстера Якова Иванова написан на нем через "И" восьмиричное ("ЯИ"). На этом последнем обстоятельстве следует остановиться несколько подробнее. Дело в том, что на всех подлинных серебряных монетах 1752-1766 годов, помеченных знаком Якова Иванова, этот знак написан через "I" десятиричное ("ЯI"); кроме того, до 1772 года только через "I" десятиричное писались на монетах знаки других минцмейстеров с фамилией "Иванов" или именем "Иван" ("IМ" - Иван Марков, "ЕI - Егор Иванов), знак гравера Тимофея Иванова ("ТI"), а также имя малолетнего императора Ивана Антоновича ("IОАНН III). Да и позднее, до 1796 года, гравер Т. Иванов чаще всего использовал знак "ТI" через "I" десятиричное писались знаки минц-мейстеров Ивана Сабельникова ("IС") в 1795-1796 годах и Александра Иванова ("АI") в 1801 году. Следовательно, на Петербургском монетном дворе до ХIX века существовала достаточно устойчивая традиция использования "Г десятиричного в написании имени "Иван" и фамилии "Иванов". Р. Зандер пишет также, что ни один из более поздних штемпелей реверса петербургских рублей не соответствует в полной мере штемпелю реверса золотого рубля 1762 года. К сожалению, он не раскрыл причину такого несоответствия. А причина состоит в том, что на рассматриваемом нами штемпеле изображен гербовый орел рисунка Ж.-А. Дасье. Как известно, выдающийся швейцарский медальер Жак-Антуан Дасье, приглашенный на русскую службу, изготовил в 1757 году инструмент для чеканки золотых 10-рублевиков и серебряных рублей. Портрет на аверсе этих монет императрице Елизавете Петровне не понравился, в связи с чем после 1757 года такой портрет на российских монетах больше не появлялся. А вот предложенный Дасье рисунок гербового орла был, видимо, признан весьма удачным. Поэтому рабочие маточники, переведенные с формы, вырезанной самим Дасье или бывшим при нем резчиком Андреасом Кавеларом, имели широкое применение: с их помощью изготавливались штемпели-гербовники для массовой чеканки рублей с портретом Елизаветы Петровны работы Дасье (рис.5), Бенджамена Скотта (рис.6) и Тимофея Иванова (рис.7), а также штемпели аверса медных 5-копеечников (рис.8) и даже штемпель реверса пробного рубля 1758 года с портретом императрицы работы Самойлы Юдина.Однако, начиная с 1761 года, штемпели с орлом Дасье по каким-то причинам для массовой чеканки серебряных монет больше никогда не использовались: на смену им пришли штемпели с орлом, довольно точно скопированным с орла Дасье и отличавшимся от оригинала лишь незначительными деталями. Этими новыми штемпелями чеканились серебряные рубли Елизаветы Петровны 1761 года, Петра Ш 1762 года, Екатерины II 1762-1776 годов, и вдруг на золотом рубле 1762 года опять появился орел первоначального рисунка Дасье. Наиболее просто эти два рисунка (первоначальный и копия) распознаются по изображению большой короны над орлом: если на короне орла Дасье помещены три самоцветных камня (на околышке) и очень крупные трилистники, то на копии корона украшена пятью камнями и сравнительно небольшими трилистниками. Еще одной особенностью золотого рубля 1762 года является существование его экземпляров с двумя разновидностями шнуровидной гуртовой насечки: из четырех экземпляров этой монеты, находящихся в собраниях Государственного Эрмитажа и Исторического музея, два имеют насечку с наклоном слева вверх направо, а два-с наклоном справа вверх налево. Но мало того, что эти разновидности отличаются друг от друга направлением наклона: они совершенно не встречаются на подлинных серебряных рублях Екатерины П. Действительно, насечка на двух экземплярах золотого рубля из эрмитажного собрания вроде бы схожа со стандартной насечкой на серебряных рублях 1762 года, но имеет меньший угол наклона - 26° вместо 42° на серийных рублях как Петра Ш 1762 года, так и на рублях Екатерины П 1762-1776 годов. Насечка же с наклоном справа вверх налево, присутствующая на третьем эрмитажном экземпляре золотого рубля и на экземпляре Исторического музея (рис.16), имеется лишь на одной подлинной банковой монете Екатерины II - на полтине 1777 года, однако на этой монете она имеет другой шаг; к тому же, короткими верейками было бы невозможно загуртить рублевый кружок на всю длину его гурта. Интересно отметить, что кружок принадлежащего Историческому музею экземпляра новодельного рубля, был загурчен с использованием совершенно особых гуртильных вереек. Если на обычных верейках насечка в ХVIII веке либо нарезалась вручную, либо накатывалась на станке, то в данном случае, согласно версии сотрудника отдела реставрации Исторического музея К.А. Кудрявцева, верейки были изготовлены путем нанесения на незакаленную заготовку оттиска от жгута, скрученного из нескольких прутков закаленной стальной проволоки. Итак, рассматриваемый нами рубль 1762 года отличается от серебряных рублей массового выпуска того же года главным образом тем, что он изготовлен из золота, а все остальные его особенности настолько незначительны, что обнаружить их под силу лишь специалистам-нумизматам; даже такое, наиболее заметное отличие, как особенности гуртового оформления золотого рубля, не было ни разу отмечено в нумизматических каталогах. Что же касается лиц, которые могли награждаться этой монетой, то все их внимание должно было фиксироваться лишь на том, что она, имея размеры серебряного рубля, отчеканена в золоте, а все тонкости ее оформления (точки по сторонам "ТI", нестандартная компоновка круговых надписей, увеличенное расстояние от знака "СПБ" до обреза одежды, едва заметные особенности портрета императрицы и рисунка гербового орла, написание знака минцмейстера "ЯИ" вместо "ЯI, нестандартная гуртовая насечка) несомненно, остались бы незамеченными.
Поэтому возникновение особенностей в оформлении золотого рубля 1762 года либо было случайным, либо объясняется какими-то объективными причинами, но никак не намерением императрицы дополнительно придать этой монете в глазах награждаемых совершенно особый вид. А если это так, то спрашивается: зачем вообще надо было изготавливать для золотого рубля 1762 года специальный комплект штемпелей? Предположим, что это был самый первый комплект рублевых штемпелей Екатерины II, а все штемпели, изготовленные позднее, имели несколько видоизмененное оформление. Но почему этот первоначальный комплект не был использован в дальнейшем для массовой чеканки серебряных рублей? Никаких оснований для этого вроде бы не было. Во-первых, Р. Зандер совершенно справедливо указывает, что тираж "наградных" золотых рублей не мог превышать в 1762 году примерно 450 экземпляров, а такой незначительный объем чеканки никак не мог привести к полному износу или разрушению штемпелей, и это подтверждается прекрасным качеством новоделов, чеканенных не ранее 1766 года с использованием штемпеля аверса золотого рубля. Во-вторых, мелкие особенности оформления штемпелей и гуртильного инструмента золотого рубля, проявись они на серебряных рублях массового выпуска, не могли вызвать каких бы то ни было негативных последствий. И, в-третьих, монетные дворы всегда соблюдали в отношении штемпельного хозяйства строгую экономию, стараясь, по возможности, использовать в работе даже устаревшие штемпели, изменяя на них последнюю цифру даты; а в данном случае вдруг, по какой-то совершенно непонятной причине, производство утратило комплект штемпелей, в составе которого находился дорогостоящий портретный штемпель в отличном состоянии, сохранявшийся нз монетном дворе, как минимум, до 1766 года. Или взять такой факт, как изготовление штемпеля реверса с помощью давно устаревшего маточника, а также загурчивание золотых кружков-заготовок с использованием вереек неизвестного происхождения. Что мешало вполне естественному использованию для этих целей уже имевшихся на Петербургском монетном дворе гербового маточника и гуртильных вереек стандартного образца, которые применялись в 1762 году при изготовлении серебряных рублей Петра III ? Не могла же мудрейшая из императриц заниматься в столь ответственное для нее время выискиванием и устранением мелочных деталей оформления, которые могли перейти с монет отставленного от власти супруга на "наградную" монету, тем более что все эти детали позднее присутствовали в полном составе на всех ее рублях массового выпуска 1762-1776 годов. Во всем этом явно просматривается несомненное противоречие здравому смыслу. Но это противоречие отпадает по всем пунктам, если только предположить, что все экземпляры золотого рубля были изготовлены значительно позднее 1762 года. Рассмотрим с точки зрения такого предположения наметившиеся несоответствия и непонятные обстоятельства. Начнем с гуртового оформления золотых рублей. Характер гуртильных вереек, использовавшихся при изготовлении этих монет, свидетельствует о том, что их изготовителям подошли бы любые из имевшихся на монетном дворе вереек с косой насечкой (стандартного образца), и если такие верейки использованы не были, значит, их к моменту изготовления золотых рублей на Петербургском дворе уже не существовало, вследствие чего и пришлось изготавливать требуемые верейки заново.
Так как последними рублевиками массового выпуска со шнуровидным гуртом были рубли Павла I 1797 года, значит золотые рубли, датированные 1762 годом, были в действительности отчеканены после 1797 года, когда все верейки с косой насечкой были уже уничтожены10. А использование при изготовлении интересующих нас монет, как минимум, двух видов нестандартных вереек может свидетельствовать о том, что группы монет, различающиеся направлением наклона гуртовой насечки, чеканились разновременно и через значительный промежуток времени. Другим подтверждением разновременности чеканки различных экземпляров золотого рубля 1762 года может служить существенная разница в их лигатурной массе. Так, среди экземпляров из собрания Государственного Эрмитажа имеются два с массой в 32,61 г и 34,22 г. Не может быть сомнений в том, что разница в массе, достигающая 1,61 г и совершенно недопустимая для однотипных золотых монет, могла появиться вследствие использования либо различных по диаметру пунсонов для вырубки монетных кружков-заготовок, либо различных по толщине полос, из которых эти кружки были вырублены; в обоих случаях между чеканкой двух таких несовпадающих по массе экземпляров должно было пройти достаточно большое время. Использование совершенно особых вереек для гурчения новодельного рубля, помеченного знаком минцмейстера Алексея Шнезе, также может свидетельствовать о том, что изготовление этого новодела должно быть отнесено ко времени, ограниченному не 1766, а 1797 годом; это опять-таки означает, что штемпель аверса, которым были отчеканены и данный новодел, и золотой рубль 1762 года, существовал на монетном дворе в начале ХГХ века. Однако, не следует исключать возможности и того, что гурчение новодельного рубля, представленного на, могло быть выполнено кустарным способом после получения его заказчиком. Штемпель аверса золотого рубля был изготовлен, скорее всего в то время, когда доброкачественных портретных маточников и штемпелей образца 1762-1765 годов на Петербургском монетном дворе уже не осталось. Поэтому портрет императрицы пришлось вырезать заново (видимо, непосредственно на штемпеле, поскольку штемпель с характерным признаком - единственно известный), и этот портрет получился несколько отличным от ранее существовавших, как и компоновка круговой надписи, а знак гравера "ТI" был помещен между точками по образцу многих штемпелей, изготовленных после 1762 года. Примерно так же можно объяснить и тот факт, что при изготовлении штемпеля реверса золотого рубля был использован гербовый маточник Дасье: просто-напросто для этого был взят наименее изношенный маточник подходящего образца из числа имевшихся на монетном дворе. При изготовлении штемпеля с использованием этого маточника непроизвольно образовалась не встречавшаяся ранее компоновка круговой надписи, а написание знака минцмейстера Якова Иванова через "И" восьмиричное было в начале XIX века уже более привычным. И последнее. Гидростатическим взвешиванием, выполненным в отделе нумизматики Исторического музея, было определено, что экземпляр золотого рубля 1762 года, принадлежащий Историческому музею, изготовлен из металла, плотность которого составляет 19,06 г/смэ, что соответствует 94 1/5 пробе золота1'. Монетное золото примерно той же пробы (94-Й) в царствование Екатерины II использовалось, но лишь эпизодически: из него чеканились червонцы 1763, 1766 и 1796 годов, а с 1768 года - поддельные нидерландские дукаты. Однако, объем этих выпусков по сравнению с общим объемом золотой чеканки 1762-1796 годов был ничтожно мал, а основная масса золотых монет (10- и 5-рублевики) из- готавливалась в это время из золота 88-Й пробы. Зато в период с 1798 по 1805 год в российском монетном производстве использовалось золото исключительно 94 2/3 пробы. Поскольку чеканка при Екатерине II червонцев, а тем более поддельных дукатов, была вызвана, главным образом, ориентацией на внешний рынок, нет никаких оснований предполагать, что золотой рубль столь специфического ("наградного") предназначения, мог быть отчеканен из высокопробного золота: скорее всего, для его изготовления использовали бы золото основной, 88-й, пробы. Поэтому тот факт, что он все же оказался отчеканенным из золота 94 1/5 пробы, дополнительно свидетельствует в пользу версии об его изготовлении не ранее 1798 года. Вероятных причин его чеканки могло быть несколько. Прежде всего, золотой рубль мог быть отчеканен в качестве памятной монеты. Так как в царствование Павла I (1796-1801 годы) для появления такой монеты не было ни малейшего шанса, то наиболее вероятным поводом для ее выпуска могло послужить, например, 40-летие со дня воцарения Екатерины П, приходившееся на 1802 год. По другой, значительно менее привлекательной версии, все экземпляры золотого рубля 1762 года могут быть весьма редко встречающимися новоделами, "сочиненными" и изготовленными на Петербургском монетном дворе в начале XIX века. Кстати сказать, новодел, по сведениям Р. Зандера, не менее редок, чем золотой рубль, а серебряный новодел, отчеканенный полным комплектом штемпелей золотого рубля, вообще известен на сегодня в одном единственном экземпляре. Наконец, вполне возможно, что среди известных экземпляров золотого рубля имеются как подлинники, так и новоделы, А теперь несколько слов об утверждении Ф.Ф. Шуберта, будто бы он видел сертификаты ("маленькие билеты"), выдававшиеся вместе с золотыми рублями участникам дворцового переворота 1762 годя. Как уже говорилось, в Корпусе русских монет вел. кн. Георгия Михайловича, хотя и в весьма деликатной форме, но достаточно ясно высказано сомнение в достоверности этого свидетельства. И это понятно - ведь до настоящего времени не только не обнаружено никаких официальных документов, подтверждающих существование в 1762 году такой награды, но о ней нет ни малейшего упоминания в многочисленных опубликованных мемуарах, письмах и дневниках того времени. Даже в таких подробнейших описаниях событий 1762 года, какие содержатся в "Записках" самой императрицы Екатерины II2, "Записках" княгини Е.Р. Дашковой13, в "Мемуарах" польского короля Станислава-Августа Понятовского14, в "Истории и анекдотах" секретаря французского посольства в России К. Рюльера15, наконец, в официальных сообщениях о награждении участников переворота16, о золотом рубле нет ни слова. Нет золотого рубля 1762 года и среди многочисленных наград, которые были выданы по случаю коронации Екатерины II, состоявшейся 22 сентября 1762 года17. А согласно свидетельству известного специалиста по наградной системе И наградам Российской империи В.А, Дурова, официальной награды в виде золотого рубля в царствование Екатерины П вообще не существовало. К сожалению приходится признать, что об этой непонятной монете пока не найдено сведений и в письменных источниках начала ХГХ века. Итак, ни одно из высказанных выше предположений о действительном происхождении золотого рубля 1762 года еще не может считаться более или менее предпочтительным. К тому же не исключено появление и других версии. Поэтому дальнейшее изучение этой монеты представляется весьма перспективным. Необходимо точно определить значения пробы золота всех известных ее экземпляров, предпринять целенаправленный поиск документов или свидетельств современников, а также обратить особое внимание на факт существования двух групп монет с различным оформлением гурта. Эта монета вполне достойна самого пристального к ней внимания. ПРИМЕЧАНИЯ 1. Шодуар СИ, де. Обозрение русских денег и иностранных мо нет, употреблявшихся в России с древнейших времен. Ч. 1-3. - СПб., 1836-1841, №1405-3. 2. ShиЬеrt Т. F Моnnaies Russes des Dernies Trois Siecles. - Каrlsruhe, 1857, №2659. 3. Георгий Михайлович, вел.кн. Монеты царствования Императри цы Екатерины II. Т. 2. - СПб., 1894. С. 3, № 1. 4. Severin H.M. Gold and Platinum Coinage of Imperial Russia from 1701 to 1911.- NY., 1958. Р. 21, № 255. 5. Уздеников В.В. Монеты России. -М., 1992. С. 401, №4203. 6. Ильин А.А., Толстой И.И. Русские монеты, чеканившиеся с 1725 по 1801 г. Практическое руководство для собирателей. - СПб., 1910. С. 25. 7. Zander R. The Silver Rubles & Yefimoks of Romanov Russia 1654- 1915. -Bellingham, 1996. Р. 73-74. 8. Этот признак не может быть принят во внимание, поскольку обнаружена разновидность серийного рубля 1762 г. со знаком "TI", помешенным между точками. 9. На золотых и медных монетах этого периода знаки минцмей- стеров не проставлялись. 10. И.Г. Спасский в статье "Новоделы" (Прошлое нашей Родины в памятниках нумизматики. Сборник статей. - Л., 1977. С. 106) ука зывал, что "Монетный двор мог позволить себе оставить для удовле творения заказов ограниченное количество образцов устаревших штемпелей, но хранить весь гуртильный инструмент не было ника- кой возможности". 11. Один из эрмитажных экземпляров золотого рубля 1762 года, согласно данным Пробирной палаты, имеет 900-ю пробу золота (то есть 86 2/5 в золотниковом исчислении). Наиболее вероятно, что это ошибка или неточность, обусловленная использованием примитив ной методики определения пробы - с использованием пробирного камня или химических реактивов. 12. Записки Императрицы Екатерины Второй. Перевод с подлин ника, изданного Императорской академией наук, издание АС. Суво рина, 1907. 13. Записки княгини Е.Р. Дашковой. Перевод с французского по изданию, сделанному по подлинной рукописи. - СПб., 1907. 14. Станислав Понятовский. Мемуары. Перевод с французского. -М., 1995. 15. Рюльер К. История и анекдоты революции в России в 1762 г.// Переворот 1762 г. Сочинения и переписка участников и современни ков. -М., 1908. 16. Первые пособники Екатерины П. Выписка из "Санктпетер- бургских Ведомостей" № 64 от 9 августа 1762 г.// Путь к трону. Ис тория дворцового переворота 28 июня 1762 г. - М., 1997. 17. Материалы по коронационным награждениям находятся в фондах Российского государственного Исторического архива (фонд 1101, опись 1, дело 48) и Российского государственного Военно- исторического архива (фонд 13, опись 107, дело 104 и 120).

 
 
 Реклама на сайте © monetshop.ru 2006 - 2018
Разработка и продвижение сайта сайта: «Софтмажор»